Не менее 3 символов. Может содержать только латинские символы, цифры, знаки подчёркивания (_) и дефисы (-)

Не менее 5 символов.

Поэма «Победа 1945 года»

 

Ветеранам Великой отечественной войны,
труженикам тыла, узникам лагерей и детям военных лет
посвящается эта поэма – летопись в год 70-летнего юбилея

Поэма «Победа 1945 года»

1. Сегодня в памяти у многих
Забылась прошлая война.
Но тем безруким и безногим,
Что изувечила она,
И тем, чей путь был покалечен,
И тем, в чей дом пришла беда,
И тем, чьё мужество и плечи
Всю тяжесть вынесли тогда.
Тем не забыть ни гром орудий,
Ни сёл пылающих в огне,
Ни день Победы нашей.
Люди!!! Не забывайте о войне.


2. Как мало Вас теперь осталось
Из тех далеких дней войны
Ушли друзья. Осталась старость.
Но Вашей нету в том вины.
И всё быстрей проходят годы
А дважды в жизни в те же воды
Вступить нельзя и не вернуть
Уже назад пройдённый путь.


3. Нас годовщина возвращает
В сороковые те года.
Их помнить память обещает,
Забыв обиды навсегда.
А было их тогда не мало.
Не мало в плен в те дни попало,
И не в сраженьях, не в бою,
Сложивших голову свою.

4. От бомб фашистских, от снарядов,
Застигнувших людей врасплох.
Мы знали все, что немцы рядом,
Что план наш обороны плох.
Приказ – «на месте оставаться,
И слухам всем не поддаваться,
Спокойно всем себя вести».
Однако — бдительность блюсти.


5. Был в эти первые недели
В рядах командованья шок.
Ряды солдатские редели.
А танки вражьи на восток,
Фронт расчленяя, мчали, мчали,
Но и тогда уж в том начале
Местами дан врагам отпор.
Так поднялся войны топор.


6. Познавши горечь пораженья,
И отступая, зубы сжав,
Учились мы вести сраженья.
И пусть «пророчества» держав
Нам гибель скорую сулили.
Мы первый страх переломили.
И армия в короткий срок
Усвоила войны урок!

7. В те дни великих испытаний
Уже узнала вся страна
И о Панфиловцах, и «Тане»
И пионеров имена:
Марат Казей и Котик Валя
Всех их назвать сейчас едва ли
Мы сможем. Слава на века
И партизанам Ковпака.


8. Молва в июле говорила,
Что Крепость Брестская живёт
И в ней собрав остатки силы
Врагов майор Гаврилов бьёт.
Погранзаставы не забудем:
Неделями держались люди,
Вступившие в неравный бой
За нас пожертвовав собой


9. Печаль потерь и вместе гордость:
Не победить и не сломить
Такой народ фашистским ордам!
И мы найдем к Победе нить!
И пусть извилисты истоки
Победы нашей. В Белостоке
И в Минске, павшем за шесть дней.
Начало зарождалось ей.

 

10. На всем войны театре длинном
Сил не хватило бы врагам.
Их танки разрывали клином
Защиту нашу тут и там.
Потом уж в ниши шла пехота.
О если бы о «Невском» кто-то
Вдруг вспомнил позабывши шок
Попали фрицы бы «в мешок».


11. Но учит и в беде нас Эго
И не изменишь дни войны.
Да! «каждый мнит себя стратегом,
Увидев бой со стороны».
Не нам судить солдат отважных,
За честь страны боролся каждый.
Хоть тяжела была цена,
Но ей Отчизна спасена!


12. В два долгих года отступленья
Мы научились бить врага.
И не было у нас сомненья,
В том, что фашистская нога.
Не переступит нашу Волгу.
И что совсем уже недолго
И армия, отбросив гнёт,
Войну на Запад повернёт.

13. И под Москвой, и в Сталинграде,
Под Минском, Вязьмой, и Орлом,
Мы немцам ставили преграды.
И уж не лезли напролом
Их разукрашенные «тигры»
В войне пошли другие «игры»
Напор немецких армий сник.
И выдохся у них «Блицкриг»


14. Победы не даются даром
А путь обратный был трудней.
Те десять «Сталинских» ударов
Что провели дорогу к ней,
Подобны молнии и грому.
Они и привели к разгрому
Не только всех немецких сил,
Но и к развалу стран «Оси»!

15. Мы гнали «гитлеровцев» к чёрту
Освобождая край родной.
И третий год и год четвертый.
Не дав ни капли ни одной
Надежды им остановиться.
И вот уж мы на их границе.
Европа как уже не раз
Встречает с облегченьем нас.

 

16. И вот уж в мае, в сорок пятом
Узнала утром вся страна,
Что в «их» Берлин вошли солдаты!
И что закончилась война!
О сколько было слёз и горя!
И радости такое море,
В те дни народ наш испытал,
Что долгожданный час настал!


17. Устали люди от страданий,
От непомерного труда,
От непосильных ожиданий.
И потому с тех пор всегда
В дни праздников наш тост в застолье
«Все обойдется в жизни. Только
Вот лишь бы не было войны!»
Мы этим объединены.


18. Родные наши ветераны!
Все меньше — меньше с нами Вас.
И возраст и былые раны,
Проблемы глупые подчас,
Что создают для Вас бывает.
Все это жизнь не продлевает.
Но подвиг Ваш в который раз
Спасал Россию, Мир и нас!

19. А вам, оставшимся немногим
И тем, кто больше не придёт,
Мы кланяемся низко в ноги.
И вся земля и весь народ.
Для Вас пройдут парадным строем
Другие новые герои.
Замена вам сегодня есть.
И в них живут и долг и честь.


20. Скажите им вы, как ведётся:
«Храните Родину, как мать.
Но пусть вам в жизни не придётся
Приказ военный принимать».
И войны – не мужское дело
Но: Si vis pacem, para bellum!
А армия у нас тот щит
Что в грозный час нас защитит.


21. Наш День Победы! Эту дату
Как самый лучший праздник чтим.
Спасибо Вам за всё солдаты!
И кто погиб — спасибо им!
Спасибо труженикам тыла!
И тем, кому лет мало было
Трудились тоже, как могли
И память Вашу сберегли.

 

22. Спасибо матерям и жёнам!
Им тоже было не легко.
У этой сын в бою сраженный,
У той — живой, но далеко.
И ждёт с тревогой почтальона.
И грусть во взгляде воспалённом,
Но надо и пахать и жать.
И жизнь для внуков продолжать.


23. Спасибо детям дней военных.
Вам рано вышло повзрослеть.
Желаем Вам мы непременно
Подольше жить и не болеть.
Про Ленинград и про блокаду
Есть много книг, стихов, кино
И должное отдать Вам надо
За подвиг Ваш великий…. Но


24. Сто двадцать пять блокадных граммов
Конечно, не согреют кровь.
А в Ленинграде, скажем прямо,
У всех у вас всегда был кров.
Пусть это были «коммуналки»
С чуть гревшею «буржуйкой» жалкой.
Но были стены, потолок.
И город помогал, как мог.

25. В местах, где битва проходила,
(А люди тоже жили ведь и там)
Над ними только небо было.
И кроме от бомбёжек ям
Им не было куда бы скрыться.
А пища? Приходилось рыться
В полях. Ловить кротов, мышей.
В одежде были кучи вшей.


26. И не прибраться, не помыться.
Зарылись в норы, как сурки
И ждали: немец отбомбится,
то можно будет до реки
тогда добраться за водою.
А этот путь сулил бедою —
Шальная пуля ли, снаряд
В траншее всех положит в ряд

27. Когда война уж отступила.
Кто уцелел, пошли с трудом
Домой. Добраться трудно было.
Да и какой их встретил дом?!
Одни сгоревшие остатки.
На них навес устроив шаткий.
И не палатка, не шалаш
Таким был долго «домик» ваш.

 

28. Да, не легка была блокада
Те девятьсот ночей и дней.
И все же осознать всем надо
Что было в сотни раз трудней,
И сталинградцам и курянам,
И горожанам и селянам
Кто в зоне жил прифронтовой.
Один из двадцати живой

29. Остался в день освобожденья.
И «ни двора, и ни кола»
От власти – полное забвенье.
Да где еще та власть была?
Ей нужно было разобраться:
За что сначала надо браться.
Ведь все разрушено вокруг
И нет ни средств, ни сил, ни рук.
30. И все же выжили! Хоть частью.
На поле, у станков трудясь.
И даже дети — наше счастье
Перед войной, в войну родясь
Свой труд стране тогда отдали.
Сегодня стариками стали.
Но не забыть тех страшных дней —
для них блокады пострашней.

31. И честно? Им обидно было:
Медалью, пенсией двойной
Одних «начальство» наградило,
А у других удел иной.
Да! Ленинградцы все в почёте.
А о других вы не прочтёте.
Ни строчки. Может хоть сейчас
В «верхах высоких» вспомнят вас?


32. Курск, Сталинград, Орел, Воронеж
И в тех местах весь сельский люд.
Где эту тему ни затронешь.
Свои печали изольют.
Восстановленья вспомнят бремя.
И замолчат. Настало время
«Начальству» вспомнить и о тех
Кого «забыли», как на грех!

33. Спасибо всем народам нашим.
Все защищали отчий дом,
На сцене, у станка, на пашне
Старались все своим трудом
Помочь стране тогда голодной.
И пели песни…Самой модной
«В землянке» песнь, само собой,
Еще «платочик голубой».

 

34. Еще хотелось бы сегодня
Сказать: всё движется, течёт.
Пройдет и праздник всенародный.
Но уваженье и почёт
Пускай в сердцах всегда к вам будут.
А наши власти не забудут
Ни обещаний, ни забот
Сегодня, завтра, через год,

35. И не по праздникам — по долгу
Живым и павшим дань отдать.
В местах сражений еще долго
Их будут находить. Создать
На них сады и рощи
И долговечнее и проще.
Пусть будут: Ржевский, Курский Сад
Как память спящих там солдат.

 

36. Как много там их! Всех не тронешь
Ведь нужно землю всю изрыть.
Всех не отыщешь, не схоронишь.
И невозможно схоронить.
В «Мясном Бору» и на «Погостье»
Всех не собрать погибших кости.
А моряки лежат в воде.
Искать их всех? Когда и где?

 

37. «Боры» пусть так и остаются.
Но, чтоб хранить их память нам
Пусть где-то рядышком «прибьются»
Буддийский, Христианский Храм.
Мечеть Ислама, Синагога
Религий всех не так уж много.
К ним Протестантский можно влить.
Ведь мертвым нечего делить.

 

38. Все за отчизну воевали.
Все вместе шли солдаты в бой.
В перечислении едва ли
Национальности любой
Отдать могли бы предпочтенье.
Имело важное значенье
В Победе то, что был един
Народ тех памятных годин.

 

39. Я не за то, чтобы громады
Церквей и храмов там поднять.
Большими делать их не надо.
Ну человек на десять — пять.
Родных ведь не приходит много.
За всех поставить свечку богу
И может, чаркой помянуть…
Тот, чей проходит мимо путь.

 

40. И так на каждом поле битвы.
К ним будут люди приходить.
Кто помолчать, а кто с молитвой.
В местах священных, может быть
Вновь возродится уваженье.
Поздней появится сближенье,
Чтоб вместе предкам долг отдать.
Тогда настанет благодать!

 

41. Мы знаем все — в такое место
Всегда приходит тишина.
Здесь злость и крики не уместны.
И может быть, тогда страна
Путь свой найдет к объединенью.
Друг друга уважая мненье,
Обычаи и быт иной
Единой станем мы страной.

 

Часть 1
1941 год

1. То утро было тёплым, летним,
Еще к тому же выходным.
На улицах гуляли дети
У взрослых много дел: к одним
Должны приехать гости,
А те — на пляж «погреть там кости».
Другие за город спешат
в лесу озоном подышать.

 

2. Хотя и были разговоры,
Что надвигается война.
Но всем казалось, что не скоро.
И вдруг из радио…. — Она!
«Что немцы города бомбили,
Что где-то даже жертвы были.
Что по границе бой идёт.
Но армия не подведёт!

 

3. Нет, страха не было в народе.
«Ведь наша армия сильней»!
Ну будет что то «Финской» вроде.
А мы же победили в ней!
Не зря же про танкистов пели.
Врага в его же колыбели
Тогда готовились разбить!
Одним ударом победить!

 

4. Да, большинство из нас к той вести
Тогда спокойно отнеслись:
Войска у нас всегда на месте.
Не приходила даже мысль
И не могло тогда присниться,
Что враг переступил границу.
Что уж в тылу немецком Прут.
Что вражьи танки «прут» и «прут»

 

5. А что войска? Они ретиво
прийти к готовности должны!
За две недели директива
Была дана. Но так важны
Здесь каждый день. Порой минута.
Решает всё. Но почему-то
Войска узнали о войне
Лишь ночью. А по чьей вине?

 

6. И где была у нас разведка?
Ведь знали же начала час?
Беспечность? Что совсем не редко.
Иль задержавшийся приказ?
Начало, словом, «проморгали»!
К тому ж, и танки нас «пугали».
И диверсанты «помогли»,
Что рвали связь и склады жгли.

 

7. Удар мы ожидали южный
На Украину, на «хлеба».
А вот «встречать» их было нужно
На Западе. Увы! Судьба!
Еще не раз в год сорок первый
Потреплют нам в сраженьях нервы.
Падут Брест, Минск и Белосток
И немцы хлынут на восток.

 

8. Но и тогда Победы горстки
Уж зарождались в ряде мест.
Отбил врагов флот Черноморский,
Держалась месяц крепость Брест.
Луцк, Броды, Минское сраженье
Сдержали вражье продвиженье.
Смоленск и Киев и Умань
Внесли свою в Победу дань.

 

9. Но это всё позднее было.
Пока же тихий городок
Утрами радио будило
И заводской будил гудок.
Война казалась нам сначала
Далекой. В радио звучала
Успокоительная речь,
Что нужно Родину беречь.

 

10. Беда явилась к нам воочию,
Когда её из первых рук.
Узнали мы. В июне ночью.
За дверью вдруг раздался стук.
Открывши дверь, мы обомлели,
С детьми увидев тётю Грелю,
В одной сорочке под манто.
Лицо как мелом залито.

 

12. В глазах страданье ощутимо.
А на руках – скопленье жил.
(Мы знали летчик дядя Тима
Тогда под Гомелем служил).
Их часть фашисты разбомбили
А в городе пожары были
Горели зданья и вода.
Лишь чудом добрались сюда.

 

13. Пять суток без воды, без хлеба
Состав тащился на восток.
От дыма черным было небо.
Был летчик «Хенкеля» жесток.
Летя на бреющем полёте,
Он загонял людей в болота.
Струей воздушной их сбивал
И бил, и бил их наповал.

 

14. Мои двоюродные сестры,
(А было им тогда лет пять).
От страха «очумели» просто.
И не могли никак понять,
Что здесь по ним стрелять не станут,
Что здесь их немцы не достанут.
Что не оставят их одних.
Они отныне — у родных.

 

15. Череповец был город тихий
И далеко была война.
Но пал зимою город Тихвин
А на восток всего одна
Вела железная дорога.
Здесь мост над Ягорбою «трогать»
Взвод женский немцам не давал.
Спуская Юнкерсы «в обвал».

 

16. А были там девчонки просто
В семнадцать — восемнадцать лет.
Я каждый день ходил к ним «в гости»,
В бачке им принося обед.
Его на худенькие плечи,
Обычно, как всегда под вечер,
Мне повар с кухни надевал
И каждый раз совет давал:

 

17. «Смотри шагай, но осторожно
Поторопись, но не спеша.
Пролить горячий борщ не можно!
Прольёшь – убью, моя душа!»
Когда ж назад я возвращался,
Он так обычно обращался
«Ну молодец! «любимец дам»
Иди сюда. Я каши дам!»

 

18. Тогда уж город был голодным.
Через него сибиряки
Все шли и шли в строю походном
Винтовки за спиной, Штыки
У пояса примкнуты.
И в эти краткие минуты,
Сидя у кухни полевой,
Я знал, что буду я живой.

 

19. Бойцы все в полушубках белых
(морозные те были дни!)
Шагали весело «на дело!»
Мы знали: победят они!
С надеждой люди их крестили.
Их — к счастью, матери растили.
Потом из них какой-то ряд
Создаст Панфиловцев отряд.

 

20. Освобожден был Тихвин вскоре
Потом победа под Москвой.
Я, на «мальчишеское горе»,
Расстался с кухней полевой.
Девчат отправили куда-то.
Ах, если б вновь вернуть те даты.
Я к ним бы снова прибежал.
А может адрес им бы дал.

 

21. Где вы теперь Маруся, Валя?
Где ваш зенитный пулемёт?
И ваш начальник тетя Галя,
( Характер у нее не мёд!)
Всегда в ней главным было дело.
Но как она душевно пела,
Когда ей в праздничный обед
Мы отмечали двадцать лет.

 

22. В те дни возникло оживленье:
В боях не лёгких под Москвой
Мы перешли в контрнаступленье!
И в этой сводке боевой
Печаль надеждою сменилась.
Что ждали мы давно, то сбылось!
Мы нанесли врагу урон.
Освобожден большой район.

 

23. Как сообщали наши вести,
Победа важною была.
Отброшен враг был верст за двести.
И вся страна приобрела
Уверенность в Победе скорой.
Не всё мы знали в эту пору,
Что дальше сил не хватит тех,
Что переменчив сам успех.

 

24. Я как-то в зимнем ожиданьи
с работы мамы «Правду» взял.
Там заголовок жирный «ТАНЯ»
Я на странице прочитал.
Как сердце сильно застучало:
Вот здесь оно — борьбы начало.
Умрет, но не откроет рот.
Не победить такой народ!

 

25. Сегодня задают вопросы
Те, кто не видел той войны:
А был ли первым тот Матросов?
Не так уж важно для страны
Кто первым стал. Другое важно:
Тогда бы это сделал каждый.
Как каждый, кто погиб в бою
Смерть принял за страну свою.

 

26. За жизнь солдаты не рядились.
Сражались не из-за идей.
Но вы, быть может, не родились.
Когда б не жертвы — тех людей.
Тех, кто пропахши кровью, потом,
Танкист ли, летчик ли, пехоты
Солдат ли, маршал, генерал
За Вас в сраженьях умирал.

 

27. Сегодня нашей молодёжи,
Родившейся в другой стране,
Шаги подобные, быть может,
И не понять. Ну что ж вполне
Возможно. В эти годы
Другой им видится свобода.
Другой прельщает их венец.
И манит Золотой телец.

 

28. Но верю я: Они с годами
Переоценят юный взгляд.
Ведь наше прошлое, как камень,
На шее тянет нас назад.
«Большое зрят на расстояньи».
И лишь в спокойном состояньи
Все вместе правду мы родим.
А ложь уйдет, как синий дым.

 

Часть 2
1942 год

 

1. Успехи головы вскружили
Но не солдатам, а вождям.
И генералы предложили
Вновь наступать по всем фронтам.
Хоть изменилась обстановка.
И ход, помогший в деле ловко
Достичь задуманное, он
В других условьях — обречён.

 

2. Так и «Московская удача»
Вскружила головы штабам.
Невыполнимую задачу
Поставили солдатам там:
«Достигнуть новые успехи,
Наметить до границы вехи,
Разбить врага сейчас, теперь!»
Забыв о множестве потерь.

 

3. На всех фронтах решили сразу
С родной земли врага изгнать
В Крыму, на Северном Кавказе,
Победы не пришлось узнать.
Воронеж, Харьков — пораженье.
Хотя в Сухиничах – сраженью
Должны отдать по праву дань.
И операции – «Любань».

 

4. Да, спесь немецкую мы сбили.
Но понесли большой урон.
И потому, вновь отступили.
Потери были с двух сторон.
Но наши тяжелей. И всё же
Мы поняли, что враг не сможет
Всё так же восполнять запас.
И шансы выросли у нас.

 

5. Минули годы. Под Погостьем
(Есть полустаночек такой!)
Еще сейчас находят кости,
Тех, кто нашел здесь свой покой.
Прорвать приказано блокаду.
Сил не было. Но слово «надо»
Звучало твердо, как приказ.
В атаку шли десятки раз.

 

6. Вооружившись, чем попало.
В снегу по пояс шли вперёд.
Ах, сколько Вятских там пропало!
Всё крепкий, жилистый народ.
Но ведь винтовка против пушки
Почти, что детская игрушка.
Мужичья не поможет стать,
Когда в снегу ни лечь, ни встать.

 

7. Мы Вермахт не дооценили
А он ведь был еще силён!
И планы наши те, что были,
Все полностью разрушил он.
В Крыму, под Харьковом, в Любани
Теперь уж нам он «задал баню»
И главное, на этот раз
Пришёл на Волгу и Кавказ.

 

8. Итог сражений тех известен:
Отчаянно боролись. Но…
Пропали тысячи «без вести»,
Идут их поиски давно.
Находят многих следопыты.
Нет! Не пропали, а убиты!
И им, скольким не перечесть,
Теперь восстановили честь!

 

9. О, как рыдала мама громко.
Как билась больно о стену.
Когда пришла нам «похоронка»
(Отца убили в ту войну).
Но! Извещенья — словно орден.
«Погиб за Родину» я гордо
Друзьям сквозь слезы текст читал.
Ведь тех кто «без вести пропал»,

 

10. Чуть не предателем считали.
И избегали их родных.
Их детям пенсий не давали.
Изгоями считали их.
Давно дедами дети стали.
Оправдываться всем устали.
Товарищ был из них одним.
Кто извинится перед ним?

 

11. Ему тогда двенадцать было,
Когда пропал отцовский след.
Позор и горе мать убило.
Искал он правду сорок лет!
Под Ельней наши следопыты
Нашли отца его убитым.
Узнай об этом он тогда.
В семью бы не пришла беда.

 

12. Сейчас — под восемьдесят юным,
Когда–то встретивших войну.
Перебирать не надо струны
Обид на тех, кто был в плену,
Кто от своих частей отбился,
Кто в оккупации родился.
За давностью прошедших лет
За ними прегрешений нет.

 

13. Прощенье славилось веками.
И заслужили свой покой.
Все ставши нынче стариками.
Что делать. Жизнь была такой.
Но всей страны восстановленье
Легло на наши поколенья,
Тех, кто на пенсии сейчас.
И тех, кого уж нет средь нас!

 

14. Сейчас о пенсиях судачат:
За вас, мол, платит молодёжь.
Ложь это злая, не иначе!
В стране, куда бы ни пойдешь,
И города. И в них заводы.
Всё восстанавливалось в годы
Перед войной и в десять лет
Послевоенных. Не секрет.

 

15. Что «Вэ. Вэ. Пэ.» четыре пятых
(Таков Паретовский закон!)
В стране мы создали ребята!
И старше нас. Так испокон
Вся экономика ведётся.
И через десять лет придётся
Включить сюда другой народ,
Тот, кто на пенсию придёт.

 

16. Сейчас нас миллионов тридцать,
Кто был «обобран» много раз.
То с займами, как говорится,
Тогда Хрущев «почистил» нас.
То с ваучерами нас надули.
Потом «дефолтом» всех «обули».
А за какую же «вину»
Всем дали пенсию одну?

 

17. Сказали «временно», конечно.
Но вот прошло уж двадцать лет.
А в Думе, «занятою вечно»
Собою!, «Времени всё нет!»
Законы новые рождая
Она, как видно, ожидает:
Когда ж уйдём мы в мир иной,
Не рассчитавшись со страной.

 

18. Да! Нам страна должна не мало!
От этой правды не уйдёшь!
Но если б Дума понимала,
Что пенсию не молодёжь
Должна нам «отчислять с зарплаты».
Хватило б нам одной десятой
Богатств страны в процент вложить.
Мы и без «льгот» могли бы жить!

 

19. Год неудачным был. Не сразу,
Лишь к лету ясно стало всем.
Пришлось и Сталину к приказу
Прибегнуть «Двести двадцать семь».
«В штабах» прошли перестановки.
В оружьи – новые «обновки».
Пришлось, чтоб Волгу не отдать,
Нам Сталинградский фронт создать.

 

20. В нём с переменным шли успехом
В те дни жестокие бои.
Но Сталинград стал тою вехой,
Когда уже войска свои
Не к обороне – к наступленью
Давно желанному стремленью.
Готовил Генеральный штаб.
Удар задуман был не слаб.

 

21. И для фашистов был он скрытым.
Нас ждали у Великих Лук.
На Волге же подобной прыти
Не ожидали. Всё вокруг
Разбито, сожжено, а степи
В защите – золотая степень
Подхода войск не могут скрыть.
Тем более, — окопы рыть.

 

22. Но медленно и неуклонно
Подмога к нам с востока шла.
Её скрывали ночь и склоны.
А Волга за спиной текла
Для нас последнею преградой.
Никто не мыслил Сталинграда
Фашистским ордам уступить.
«За Волгою врагам не быть!»

 

23. За каждый дом, и за подвалы
Сражался наш солдат-герой.
И в эти дни не раз бывало
Что рукопашный бой порой
Случался за день не однажды,
И только «на смерть» дрался каждый.
А победителем был в ней
Тот, кто хитрей и кто сильней.

 

24. И вот ноябрьским днём двадцатым
Ударом первым с двух сторон
Прорвали фронт румын солдаты
Ватутина. Нанес урон
Врагу Еременко. И вместе
Сражались с двух сторон дней двести,
Противник замкнут был «в кольцо».
Что стало для него концом.

 

25. Нет, Паулюс не сдался сразу.
От Геринга он помощь ждал.
Его холодный, чёткий разум
На этот раз осечку дал.
Манштейна помощь мы разбили.
А в Россоши, где склады были
И был большой аэродром
Враг потерпел большой разгром…

 

26. Там в Кантемировском районе
Погиб отец в январский бой.
В могиле братской он схоронен.
И в тот же год и день судьбой
(Бывают в жизни совпаденья!)
И Брату выпало раненье.
Осколок мины это был.
И двадцать лет его носил

 

27. Он в мышцах правого предсердья!
(Вот и не вери чудесам!)
Мы знаем, Юрия усердно
Тогда лечил Бурденко сам!
Спасибо Вам врачи, медсёстры!
Вы «долг свой выполняли просто!»
Не спали сутками подчас.
Молиться надо всем за вас!

 

28. Война на запад покатилась
С боями мы пощли вперёд.
Победы солнце засветилось
Над нашей Родиной. Народ
Познал и сладкий вкус удачи
И улыбаться больше начал.
Поверила теперь страна:
Победой кончится война.

 

29. Но путь еще к Победе долгий.
И будет, видимо, трудней
Шагать до Шпрее нам от Волги
Еще придется много дней.
И немцы тоже силы копят.
(Ведь и у них не малый опыт).
Но мы победы знали вкус.
Врагов не раз сгоняла Русь!

 

Часть 3
1943 год

1. Год сорок третий — переломный
Теперь фашистов всюду бьём!
Вклад Сталинграда был огромный.
Уверенность родилась в нём.
И в Курской битве подтвердилась.
С Кавказа нечисть покатилась.
Вздохнул свободней Ленинград.
Победы всюду шли подряд!

 

2. Но Сталинград был всё же первый,
Где битва шла за каждый дом.
И где нужны смекалка, нервы.
Где можно двигаться с трудом
Через завалы и руины.
А по пути, повсюду мины.
И до противника лишь шаг.
Кулачный бой взамен атак.

 

3. Уже отбит курган Мамаев.
Второе замкнуто кольцо.
Враг, обреченность понимая,
Сдаваться стал. В конце концов,
То Сталинградское сраженье
Не Паулюса пораженье.
А армии немецкой всей
Теперь уж не подняться ей!

 

4. Весь фронт на запад покатился.
Победы наши шли подряд.
Уже Кавказ освободился.
Вздохнул свободней Ленинград.
Освобождён и Ржев и Вязьма.
Под Курском битву можно разве
Забыть, где немцы смерть нашли.
За Днепр уже войска пошли.

 

5. Досталось кровью всё не малой.
Потери были велики.
Страна на битву посылала
Из тыла новые полки.
А на заводах дни и ночи,
В последней надрываясь мочи,
Трудились люди стар и млад,
Свой принося в Победу вклад.

6. В деревнях люди голодая
Сдавали мясо, крупы, хлеб.
И правда в том была святая,
Чтоб фронт наш всё сильнее креп.
«Всё лишь для фронта, для победы!»
Так порешили бабы, деды.
«Ну а детишки пусть пока
Попьют поменьше молока».

 

7. Нет! Черствость здесь не проступала
И в сердце боль была острей.
Без мужиков так трудно стало
Хотелось всем. Чтоб побыстрей
Вернулись все чинить и строить,
И мирный быт опять устроить.
Чтоб жизнь в селениях была.
Земля хозяина ждала.

 

8. А по земле освобожденной
К родным деревням, городам,
Бежавшх в степи Волги, Дона
И битву переживши там,
Людей тянулись вереницы.
В лохмотьях, почернели лица
Весь за спиной в мешочке скраб.
Кто болен, кто здоров, но слаб.

 

9. И потому тащились еле
К родному сердцу очагу.
Они неделями не ели.
Зимою спали на снегу.
А если повезло: в траншее.
Гуртом. Где даже трудно шею,
Не то что тело, повернуть.
Но к дому мил и трудный путь!

 

10. Пришли. Глаза напрасно ищут
Знакомое, хоть что-нибудь.
Там вместо дома пепелище.
Отчаянье сжимает грудь.
Все начинать сначала надо.
Их, вырвавшихся лишь из ада,
Никто не ждал и не помог.
И каждый строился, как мог.

 

11. Сегодня на участках частных
У домиков сады цветут.
До старости доживши, к счастью,
Своих детей и внуков ждут.
Но почему то им не дали
Ни «юбилейные медали»,
И ни открытка, ни листок
Их не поздравит парой строк.

 

12. Об этом в почте электронной
Я президенту написал.
Прошёл февраль и март. Затронул
Ответа срок апрель. Я ждал.
Да так и не дождался.
И с мненьем твердым я остался.
Что власть создавши свой Закон
Не исполняет испокон.

 

13. Но хватит грустного. Продолжим
Про дни военные рассказ.
К Днепру пришли мы от Поволжья
Другой рубеж встречает нас:
Псков- Нарва -Витебск- Сож и Орша.
(Лишь под Смоленском было горше).
Лгал Геббельс про «Восточный Вал»
Он языком ведь воевал.

 

14. Освободили мы Полтаву.
Уж за Днепром наш фронт Степной.
И вот уж Киев взят со славой
А за немецкою спиной
Другое мощное сраженье:
Там партизанское движенье
Набравши силы той порой
В тылу открыло фронт второй.

 

15. Так третий год войны военной
Успех повсюду приносил.
Трофеев взято много, пленных,
Но у врага оставалось сил
Достаточно обороняться.
На большее им не подняться.
А наш девиз в четвертый год:
«Вперёд. И только лишь вперёд!»

 

16. За нашу полную победу.
За нашу боль. За море слёз.
Чтоб новый год, идущий следом,
Освобождение принёс.
Земля бесплодная устала.
Пора пахать её настала.
Но, чтоб она могла родить.
Её должны освободить!

 

Часть 4
1944 год

1. Настал войны период третий
Почти пятьсот нелёгких дней.
Какой отпор мы можем встретить?
А будет ли еще трудней?
Фронт к западу идя сужался.
Противник «довооружался».
И лучше знал он нас теперь.
А раненый опасней зверь.

 

2. Но мы — страну освобождали.
За нами: правда, долг и честь.
Нас соотечственники ждали.
У них к фашистам счеты есть.
Такое не проходит даром.
И «Десять Сталинских ударов»
Познать Германии пришлось.
В них ум, стратегия и злость!

 

3. И первым здесь отметить надо
В победу несравнимый вклад.
Факт снятья полностью блокады
Вновь стал свободным Ленинград!
С ним область вся освободилась!
О! как от счастья сердце билось!
Гремит над городом салют
А люди плачут и поют!

 

4. На всех проспектах оживленье,
Зима. А здесь цветы вокруг.
Объятья, тосты, поздравленья.
И каждый встречный — брат и друг!
Все вместе, стали как родные.
Не спали ночь. Но в выходные
Пошли трудиться на завод
«Труба на подвиги зовёт!

 

5. Второй удар уже весною
Намечен был на Южный Буг.
Одержана победа снова:
Разбиты группы «А» и «Юг».
За Днепр отброшены остатки.
Пришла пора по планам Ставки
Вслед за сражением вторым.
Освободить нас ждавший Крым.

 

6. В местах, где отдыхали в детстве,
Бои тяжелые гремят.
Взят Николаев и Одесса
И город Симферополь взят.
За ним и Севастополь вскоре.
Вновь из него выходит в море
Наш черноморский славный флот.
Отчизны гордость и оплот.

 

7. Отпраздновав победу в мае,
На «север» наш направлен взор.
Прекрасно в ставке понимают,
Там есть угроза до сих пор
Для нашей Северной Пальмиры.
И что б достичь в том месте мира
«Верхи» Финляндии должны
Скорее выйти из войны.

 

8. Карельский Фронт был длинный самый
От моря к Ладоге родной.
За всю войны он у Петсамо
Не сдал ни пяди ни одной.
На самой северной границе
В районе заполярных гор.
Фашистам не могло присниться,
Что им дадут такой отпор.

 

9. Три с половиной долгих года
Границу фронт в замке держал.
И в ясный день и в непогоду
Мурманск всем армию снабжал.
Вблизи, порой на полустанке
Там ремонтировались танки
А с пищей и с водою бак
Тащили несколько собак.

10. Знать надо нашим поколеньям,
привыкшим к сочетаньям «ВАЗ»
Там не машины, а олени
Возили грузы сотни раз.
Вот так! Российская смекалка
Винтовку сделает из палки.
А надо, так убьет врага
Из «кирзового сапога».

 

11. Отметим Маннергейма мудрость.
Пути к вторженью не найдя,
Он дальше немцам «мозги пудрил»,
Лишь стычки местные ведя.
Не в силах перейти границу…
Он предпочел «в руках синицу».
( А может город наш любил?)
Зато с ним мир достойным был!

 

12. Но нет победы без сраженья!
Еще нам надо воевать.
Карельский Фронт пришел в движенье
И Ленинградский Фронт опять
Пошел знакомою дорогой.
Хотя войскам приказ дан строгий:
Идти с боями до тех пор,
Пока в тот прежний договор

 

13. По территории не вступим.
Нам здесь политика важна:
«Ни пяди больше не уступим.
И «их» земля нам не нужна».
Разгром тогда был полный, скорый.
А враг не выдержав напора.
Принял условья все сполна.
Так там закончилась война.

 

14. Как прежде первым в день Победы
По Красной площади пройдёт
Карельский сводный полк. То деды
Честь заслужили. Каждый год
С тех пор мы не меняем строя.
Проходят внуки в нём героев
Тех памятных далёких лет.
И лучше этой чести нет!

 

15. Что названо «ударом пятым»
Всё рассказать я не берусь.
Тогда Советские солдаты
Освободили Беларусь,
И часть Литвы и даже Польши.
Теперь мы немцам стали больше
На их границе угрожать.
Не в силах дальше нас держать

 

16. Бежали их войска за Вислу,
Огромный понеся урон.
Теперь над Пруссией нависла
Угроза сдачи. Тот разгром
И на Прибалтике сказался.
Там на две части оказался
Немецкий «Север» рассечён
И этим был он обречён.

 

17. Шестой удар известен миру
Когда освобожден был Львов.
Создав плацдарм под Сандомиром
Фронт Украинский был готов
Пойти и дальше в наступленье.
Но надо было, к сожаленью,
Войскам немного отдохнуть,
И Фронт на юге подтянуть.

 

 

18. Седьмой удар, как стало ясно,
Направлен был на Кишенёв.
Разгром немецких войск у Яссы
Внёс в планы уточненья вновь:
Капитулировать румынам,
(Была помехой эта «мина»)
И к миру принудить болгар.
И сделался двойным удар.

 

19. Восьмой удар «Котлом Курляндским»
В истории известен всем.
В той битве, с выходом Финляндским,
Литву, Эстонию, затем
И Латвию освободили.
В Прибалтике мы победили.
И вновь с боями шли вперёд.
Настал и Пруссии черёд.

 

20. Удар девятый начиная,
Мы понимали, что страна
Теперь до Тисы и Дуная
от немцев освобождена.
И помощь Чехам, Югославам
Мы сможем оказать на славу.
А венгры (находясь в плену)
Объявят Гитлеру войну!

 

21. Десятый был направлен прямо —
С Мурманска все угрозы снять.
И снова (финское Петсамо)
Печенгу в край родной принять,
Еще норвежскому народу
Мы помогли вернуть свободу.
И чтоб на Северном пути
Спокойно с грузами идти.

 

22. За год один итоги эти.
Теперь свободна вся страна.
Пусть только помнят внуки, дети,
России не нужна война.
Но защищать свой край родимый
Всегда и всем необходимо.
И споры неуместны здесь.
Ведь это наши — долг и честь.

 

Часть 5
1945 год

1. Конец войны теперь стал близким.
Но враг еще пока силён.
Фронт Белорусский, Флот Балтийский
Немецкий «Центр» со всех сторон
Войсками плотно окружили.
Напрасно «Севером» решили
Фашисты Армию назвать.
Пришлось им в «пекле» побывать!

 

2. Удар нацелен мощный, точный.
Разгромлен полностью был враг.
И вот над Пруссией восточной.
Победы нашей веет флаг!
На Кенигсбергских укрепленьях
Труднее было наступленье.
Но флот и танки с двух сторон
Там нанесли врагу урон.

 

3. Апрель девятый – снова праздник:
Пал Кенигсберг. За это Лаш
Приговорен был к смертной казни.
Но смерти – плен он выбрал наш.
У всех — не малые потери.
Но здесь мы приоткрыли двери
К Берлину. Цель была близка.
Она, как пуля у виска

 

4. Манящая, но была опасна.
Все знали: будет трудный бой.
Последний бой всегда опасней.
И как, положено судьбой,
Людские жертвы неизбежны.
Но если раньше, в битвах прежних
Представить мы могли с трудом
Конец войны. И милый дом.

 

5. Казался нам далёким счастьем.
Мы с тем мирились: на войне.
Удачи ждали, хоть не часто.
Ведь можно избежать вполне
Свистящей пули и осколка
Не надо лишь бояться только.
Но той последнею зимой
Хотелось всем придти домой.

 

6. А уж теперь, в апреле, мае,
Когда кругом весна, тепло.
Всем, хоть реальность понимая,
Хотелось, чтобы повезло.
И потому в них злость кипела.
Душа надеялась. Но тело,
Как прежде, жертвуя собой,
Шло не страшась в последний бой.

 

7. Победы ждали мы. И всё же
Врасплох застал нас этот час.
Был этот майский день погожим.
Вдруг утром разбудил всех нас
Соседки плач и голос громкий.
И я подумал: «Похоронку»
Ей утром почтальон принёс.
Но слышался у этих слёз

 

8. Какой то радости оттенок.
Я вышел на крыльцо. Она
(Соседка) закричала: Гена!
Сегодня кончилась война!!!
Весь дом от крика взбудоражен
Пришли и из соседних даже.
Объятья, слёзы и «Уррраа!!!»
По улицам неслось с утра.

 

9. Из дома вышли все конечно.
Толпа по улице плывёт.
И поздравляет каждый встречный.
И каждый в дом к себе зовёт.
(И где вино достать успели?)
И все и плакали и пели!
А инвалидов и солдат
Принять в свой дом
Был каждый рад.

 

10. В тот день малчишкою безусым
Тогда в свои 15 лет.
Еще не знавший водки вкуса,
Нарушил данный мной обет.
«Не пить, ни по какому виду!»
Однако встречным инвалидам
(один без рук, другой без ног)
Я отказать в тот день не смог!

 

11. В Москве из множества орудий
Салют в тот вечер прозвучал.
Повсюду праздновали люди.
Такого прежде не встречал.
Все были в радостном угаре.
Второй раз был когда Гагарин
Свой в космос совершил полёт.
И так же праздновал народ.

 

12. Потом солдат с войны встречали.
Не все вернулись в отчий дом.
Оставив при себе печали,
Мы снова занялись трудом:
Всё, всё легло на наши плечи:
В местах где лишь торчали печи
Построить сёла, города,
Заводы вновь вернуть туда.

 

13. Очистить от металла пашни,
Посеять травы и хлеба.
Да, начинать нам было страшно.
Но долг, и воля, и судьба
Нам помогли страх перевесить.
Восстановили лет за десять
Страны разрушенную треть,
Чтобы войны следы стереть.

 

14. Но вот вопрос: Куда деваться
Мог нами выстроенный сад?
Мы «строим новое» лет двадцать
А возвратились лишь назад!
В деревнях пусто. Фабрик трубы
Уж не дымят. Народ стал грубым.
И нищих по стране полно.
Одна лишь радость всем – вино.

 

15. Нет! Мы не этого хотели!
И мы гордились той страной!
Скажите нам: куда всё дели?
Ведь «олигархи» в мир иной.
Не унесут с собой богатства.
Ни дружбы нет у них, ни братства.
И нет душевного креста.
Их жизнь бессмысленно пуста.

 

16. Бог с ними! Их судьба проучит.
Я знаю: через двадцать лет
За них – потомков будет мучить.
И жизнь и совесть. Их же след
В истории страны сотрётся.
Богатство как-то разбредётся.
И друг на друга понесут
Потомки заявленья в суд.

 

17. Но, недовольство в массах тлеет.
Пройдёт всего пятнадцать лет.
И внуки, те что нас смелее,
Потребуют им дать ответ!
И не толпой – единым строем:
«Отчизну мы сегодня строим»
Отдайте наше всё сполна.
Не то – гражданская война!

 

18. Я не хотел бы быть «пророком».
Но бунт в России – каждый век!
Пора бы выучить уроки,
Что Россиянин – ЧЕЛОВЕК.
И что Российские законы
ОДНИ для ВСЕХ и тезис оный
Всем заучить давно пора.
Чтоб не дошло до топора!

 

19. Давайте в славную годину
Дадим самим себе зарок.
Что мы должны быть все едины.
Что справедливости урок,
Урок законности основа
Любой страны. Что давши слово —
Умри, но выполни его
На благо ближним. Ничего

 

18. Другого больше и не надо.
Искать по дальним сторонам.
Советы – глупо! Здесь и рядом
Создать порядок нужно нам!
Тогда как Феникс возродится
Россия. Надо лишь трудиться.
И много! Родину любя
И для неё и для себя!

 

 

 

Оставьте комментарий