Не менее 3 символов. Может содержать только латинские символы, цифры, знаки подчёркивания (_) и дефисы (-)

Не менее 5 символов.

Интервью Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла телекомпании НТВ

О глобальных вызовах

 

Если говорить о современных, как теперь говорят, вызовах, проблемы

действительно такие острые, драматические, и нету пока никаких признаков

того, что идет дело к какому-то завершению благоприятному многих

конфликтов. А некоторые конфликты находятся в состоянии, когда в любой

момент они могут стать еще более радикальными и более напряженными.

Это Ближний Восток, это физическое уничтожение христиан. Мы

столкнулись с явлением, у которого нет прецедента. Гонения на христиан

были в Древнем Риме, в Советском Союзе, как мы знаем. А вот таких

масштабов уничтожения, физического уничтожения людей только потому,

что они принадлежат к христианству, не было в истории.

Ну и, конечно, непрекращающийся конфликт на Украине.

А беженцы? Ведь не просто несчастные люди покидают места своего

проживания — эти несчастные люди со своей личной, конечно, трагедией

перемещаются в совершенно другую культурную среду. И это же ведь не

единичные случаи, это массовое переселение. Миллионы. Что это означает

для той культурной среды, в которую они переезжают? Что это означает для

них? Вот насколько потенциал конфликта присутствует в этой ситуации?

Потенциал, который может очень мощно развиваться.

Мы сегодня являемся свидетелями вытеснения христианства… вообще

религиозного начала, но особенно почему-то христианства, из жизни

Западной Европы и Северной Америки. Вот на Ближнем Востоке

уничтожают, в Африке вырезают целыми деревнями, в Пакистане,

в Афганистане, в других местах, а в Европе — вытесняют, да. Христианство

вытесняется из общественного пространства. Влияет ли это на человеческую

душу? Да несомненно.

Об объединении усилий

Сегодня православный мир — это одна из ведущих сил в отстаивании

традиционных ценностей. Не только, конечно, православный мир.

Я встречался, как вы знаете, сравнительно недавно с папой римским, и мы

обсуждали как раз вот эту тему. Это была проблема «выдавливания»

христиан из современной жизни, особенно в развитых странах, гонения на

христиан на Ближнем Востоке. И я почувствовал, что собеседник разделяет

мои убеждения, у нас общий взгляд на то, что необходимо сегодня вместе

отстаивать христианские ценности для того, чтобы уберечь, что ли,

современную цивилизацию от тех весьма негативных последствий, которые

могут возникнуть в случае ослабления влияния христианства на личную

и общественную жизнь людей.

Все в руках Божьих. Но мы со своей стороны должны сделать все для того,

чтобы остановить это опасное развитие современной человеческой

цивилизации. И для этого нужно объединяться со всеми, кто готов вместе

с вами идти одной дорогой. Поэтому у нас добрые отношения складываются

с целым рядом мусульманских организаций, которые тоже обеспокоены тем,

что из себя представляет так называемая современная секуляризация. Потому

что, в конце концов, это наступление вот на эти религиозные ценности,

которые к нам пришли еще из 10 заповедей Моисея. В этом смысле и с

иудейскими общинами мы находим много общего. И более того — даже

с людьми нерелигиозными. Мы сегодня находим много общего с теми

нерелигиозными людьми, которые душой чувствуют опасность вот этого

изменения нравственности, подрыва фундаментальных основ человеческого

общежития.

Это не поле, где будут перетягиваться канаты. Это не искусственно

создаваемое пространство для какой-то межрелигиозной борьбы и так далее.

Это пространство для выражения совместной озабоченности. Мир катится

в тартарары. Не знаю, как это будет воспринято сейчас, но я должен сказать

как священник, честно то, что я думаю. И только слепой этого не видит. Или

те, кто закрывают глаза и не хотят видеть. Потому что, если вы разрушаете

нравственную основу человека, его внутреннюю жизнь разрушаете,

переформатируете, человек перестает быть человеком. А значит, последствия

такого развития могут быть самые страшные.

Вот для этого нужно всем объединяться, как раньше говорили, в советское

время, всем людям доброй воли. Вот я подписываюсь под этим. Всем людям

доброй воли. Православным, католикам, другим христианам. Мусульманам,

иудеям. Не для того, чтобы создавать какую-то, как нас пугают,

сверхрелигию там, еще что-то такое. Об этом речи не идет. Речь идет

о консолидации усилий. Для того чтобы остановить сползание человеческой

цивилизации в пропасть.

О возрождении веры в России

Православная традиция очень глубоко в нашем народе присутствует, даже

когда это не связано с внешним проявлением религиозности. Наша вся

культура — она пронизана православными христианскими идеалами,

и литература, и музыка, живопись. Если люди прикасаются к этому, они уже

не могут быть безразличны к этой духовной традиции народа. Это всегда

присутствовало, вот эта православная идея. Даже в советское время.

И сейчас нету никаких сдерживающих факторов, и поэтому люди реализуют

вот этот духовный потенциал, который, может быть, даже генетически

передается. Потому что удивительно, конечно, возрождение веры в нашем

народе. Просто усилиями священников это объяснить невозможно. Вот здесь

какое-то удивительное сочетание факторов: исторических, философских,

политических. И религиозных, конечно. На сегодня мы имеем то, что мы

имеем. Мы имеем новую паству, и по милости Божией, я верю, что

обновляется лицо Русской Православной Церкви.

О внутренней свободе

Вот иногда говорят: церковь против свободы и против человеческих прав.

Это абсолютно неверно. Церковь проповедует, настаивает на необходимости

внутренней свободы человека. Более того, воспитание в христианских

убеждениях даёт человеку внутреннюю силу быть свободным. Ведь наши

отцы и деды были свободными в тюремных камерах. Это не шутки. Когда их

принуждали отказаться от веры или когда их принуждали оклеветать кого-то

из своих близких, или даже не просто близких, а людей, с которыми они чай

пили вместе, они отказывались. У меня множество таких свидетельств, в том

числе и от тех моих родных и близких людей, которые прошли через это. Вот

это и есть внутренняя свобода человека. А формируется эта свобода на

основании вот христианских убеждений. Если человек обладает такими

убеждениями, им очень трудно манипулировать.

Почему всегда все революции сопровождались гонениями на церковь?

Потому что верующий человек очень трудно манипулируем. Им очень

трудно управлять, его очень трудно возбудить, особенно используя те

лозунги, которые обычно используются во время революции… У него свои

убеждения. У него есть христианская религиозная оценка тех идей, которые

несёт в себе, допустим, в данном случае революция, но речь не только

о революции.

Поэтому я глубоко убеждён, что вот эта свобода христианина, сознательно

верующего человека, она является и гарантией того, что он сможет

правильно использовать технические средства, не попадать в плен вот всей

этой информационной волне, которая сейчас оккупировала человеческое

сознание. Использовать во благо. А технические средства дают возможность

расширить сферу добра в том числе. И телевидение, и социальные даже сети,

и компьютеры, и многое другое, чем сейчас пользуются люди.

О практической социальной работе церкви

Должна так быть организована приходская жизнь, чтобы поддерживать

малоимущих прихожан, потому что провозглашать христианские идеи,

произносить проповеди о необходимости добродетели и не совершать дела

добра в приходе — это очень плохой сигнал. В очень многих приходах

я вижу замечательно организованную социальную работу.

Особый акцент мы сейчас делаем на несколько вопросов. Но первое — это

помощь тем женщинам, которые в том числе и не без нашего влияния

отказываются делать аборт. Мы создаём так называемые приюты для мам.

Мы приглашаем женщину, которая отказалась делать аборт, потому что с ней

священник говорил или кто-то из наших социальных работников, если она

находится в трудном положении, пожить в этом приюте месяц, два, три

бесплатно. Мы поддержим. А потом она может решить, уйдёт она из приюта

с ребёнком или она оставит нам этого ребёнка. Причём я настаиваю на том,

чтобы никакого усыновления, удочерения не происходило. Просто женщина

в тяжёлом положении, ей негде жить, у неё нету денег, она не может

воспитывать этого младенца. Я говорю нашему духовенству: «Скажите этим

женщинам, что мы берём этого ребёнка, но ты остаешься мамой. Ты можешь

в любой момент приходить, в любой момент ты его можешь забрать обратно.

Ну вот, у тебя изменилась ситуация, вышла замуж, допустим, или у тебя там

квартирные условия, и тебе хочется забрать ребёнка. Он твой! Он не наш».

Вот такую систему мы хотим создать в масштабах всей страны. С тем, чтобы

не просто слова: «Грех совершать аборт», но и реальная помощь. Церкви

помогают женщинам, особенно совсем молодым девочкам, не делать этого

страшного шага. А церковь будет максимально поддерживать.

А второй очень важный проект — это участие в преодолении чрезвычайных

ситуаций. У нас сейчас сформирован целый корпус духовенства, который

вместе с МЧС работает во время чрезвычайных ситуаций. Раньше этого

никогда не было. Но помощь священника не менее важна, чем помощь

психолога.

Оставьте комментарий